Островок здоровья
Форуму 4191-й день
Текущая дата: Ср, 16 Окт 2019
Медицинский форум

КОМПАС ЗДОРОВЬЯ

управление в медицине
персональное и общественное здоровье
бесплатные консультации специалистов

не диагностика и лечение, но указание выбора правильного направления движения к оным

 
 FAQFAQ   ПравилаПравила   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 
Проверь свои знания!

Квалификационные тесты по акушерству и гинекологии

Примерные тестовые вопросы по биологии (ЕГЭ)


Перепосты. Оттудова, отсюдова...
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов КОМПАС ЗДОРОВЬЯ -> Край Радуги Найти сообщения с вашего последнего посещения
Найти ваши сообщения
Найти сообщения без ответов
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Сб Окт 06, 2012 1:06 pm    Заголовок сообщения: Перепосты. Оттудова, отсюдова... Ответить с цитатой

Алекс Корнейчук

Каждый имеет свой «черный список», в котором отмечены неприятные нам люди. Василий Иванович - жуткий зануда, а Катька из соседнего отдела - большая сплетница, ничего не пропустит мимо своих ушей. Соседка Маша - никого не замечает и вообще задавака, ну а Степан - просто хам. Почему-то для своей антипатии вы выбрали именно этих! Значит, к вам они имеют какое-то отношение.

Составив список этих неприятных людей и указав те их качества, которые раздражают вас больше всего. На первом месте у вас оказался, например, Костик, которого вы считаете жадным. Но может быть он рачительный хозяин, который умеет экономить и считать свои деньги? Вы же посчитали, что интеллигентному человеку такие качества не нужны ровно как и деньги. Спустя время общество изменило свое отношение к деньгам коренным образом. В достоинство превратилось умение людей зарабатывать. Но прежней осталась ваша внутренняя установка по отношению к этому вопросу.

Второе место у вас занимает Света - уж очень конфликтная особа, способная переругать кого угодно. Для вас будет большой неожиданностью узнать, что Света не такая скандальная, какой
кажется. Она просто умеет отстоять свою позицию.

На этих примерах видно, что тех качеств, которые раздражают вас в окружающих, очень не хватает именно вам! Поэтому они так вас и задевают. В другом случае вы просто бы на них не обращали внимания.

Hашему подсознанию совсем не интересны другие люди. Оно интересуется только тем, что непосредственно касается именно нас.
Когда мы усиленно думаем о другом человеке, даже, если эти мысли негативны, значит, то-то нас в нем зацепило.

Сперто—(с)
_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Сб Окт 06, 2012 1:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Часто в своей работе я наблюдаю такую картину: клиент остро нуждается в чем-то - в признании, или в каких-то теплых чувствах - в любви, нежности... - но этот его дефицит оказывается не так просто восполнить!

Как только терапевт, или кто-то из других участников группы, пытается его этим "накормить", он либо злобно отвергает, либо просто горько плачет... При этом человек явно испытывает острую боль, хотя, по всей видимости, жаждет этой пищи всем своим существом.

Почему так происходит?
Во-первых, потому что усвоить этот ресурс ему нечем. "Ферментов" нет! Или места в себе, куда это можно положить.Так долго не кормили - а может вообще никогда не кормили - что оказывается, дефицит остался, а способности его восполнять нет. В таких случаях приходится, как анорексика, долго подкармливать из ложечки, постепенно увеличивая дозу, удобную для переваривания.

Но еще бывает и пострашнее, более запутанная схема... Кормить-то
кормили, но по чуть-чуть, и всегда коварно подмешивая яду, в совместимых с жизнью пропорциях. То есть, если перевести метафору - такой клиент получал заботу, тепло, ласку, признание, но всегда вместе с чем-то амбивалентным - с виной, стыдом, злостью и т.д.

Это в психологии называется двойными посланиями, когда например, родители ребенка за что-то хвалят, но тут же искренне удивляются: мол, как это ты так умудрился - поверить не могу, что ты это ты это сделал, на тебя это так не похоже!.. - то есть одновременно и обесценивают.

Ну или дают деньги, например, или еще что-то, и при этом стыдят: когда ты уже сам зарабатывать будешь?! - ну и тому подобное.

Вот человек и привыкает ждать во всем подвох, двойное дно, и не может среагировать на теплый посыл только удовольствием. Он вообще не знает как реагировать: принимать дар и насыщаться или как-то защищаться от опасности?.. В этом случае сначала проводят "детоксикацию" - избавление от паранойи, а потом уже пытаются
откармливать вкусной и полезной "едой".

Татьяна Мартыненко.
_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Чт Июн 06, 2013 7:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Вс Дек 01, 2013 12:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава из книги Робина Скиннера "Семья и как в ней уцелеть" 1976 год
Публикуется с сокращениями... нет, без сокращений!

Цитата:
ЗАПОЗДАЛЫЕ СООБРАЖЕНИЯ: ПАРАНОЙЯ И ПОЛИТИКА

Джон. Знаете, после того, как Вы рассказали про паранойю и описали механизм проекции, я вижу кругом все больше и больше примеров.
Робин. Все больше и больше людей сговариваются против Вас за Вашей спиной? Джон. Спасибо за сочувствие, доктор. Дело, в общем, не в этом. Пока, во всяком случае. Но Вы говорили, что всякий раз, когда мы ловим себя на мысли, что нас не в чем упрекнуть, что во всех возникающих проблемах целиком виноваты другие – это и есть паранойя (не в клиническом смысле, просто «пойманная» мысль параноидна.

Робин. Да, если разделяем наши чувства на «хорошие» и «плохие» или на любовь и ненависть, а потом проецируем всю «скверну» на кого-то другого, на группу других людей – это параноидный образ действий.

Джон. Но нам не повредит изредка «поиграть в параноиков»? Например, на футбольном матче?
Робин. Нет, мы сможем выпустить пары, расслабиться, почувствовать себя среди "своих" - со своей командой.
Джон. И после матча нормальным людям легко погасить эти чувства?
Робин. Да, они просто «отключают» их в финале игры. Позабавились, конец потехе.
Джон. Но настоящие параноики «не отключают» их в финале игры. Позабавились, конец потехе.
Робин. Нет, им необходимо постоянно держать «плохие» эмоции в других людях.

Джон. Значит, если посмотрим на политику, где оправдание себя и обвинение других называют не меньше, чем «искусством», то обнаружим в этих… художествах много от паранойи?
Робин. Ну, я думаю, обычные, нормальные люди занимаются политическими прениями, так же, как играют в футбол или болеют, наблюдая за игрой. Могут разозлиться в споре на вырази-телей иных взглядов, но потом забывают про враждебность к ним и опять принимают за себе подобных. Иными словами, я думаю, что большинство где-то в глубине души знает: политика — род игры, разыгрывание – конфликта между группами людей по определенным правилам.
Джон. Значит, если посмотрим на "главный поток" текущей политической жизни в нашей стране, надо признать совершенно здоровым явлением жесткую борьбу партий во время дебатов и выборов, ведь потом каждый с каждой стороны погасит враждебность и будет способен завести дружескую беседу с недавним противником.

Робин. Да. В конце концов, политика—искусство возможного. Так ведь? Нельзя рассчитывать, что у всех взгляды сходятся, необходимо уважать различные точки зрения, по возможности искать разумный компромисс.
Джон. Но заправским экстремистам это не по силам — нет же? Они не способны видеть в своих политических оппонентах людей с иной точкой зрения. Они видят в них просто "скверну".
Робин. Такие политики в оппонентах видят мусорное ведро, куда можно швырнуть негодные жмыхи после того, как себя "рафинируют". Та же история, что и с козлом отпущения в нездоровой семье. Им необходимо ненавидеть своих оппонентов, чтобы сохранить рассудок.
Джон. Иными словами, ненавидя, они могут держать "ширму" (пояснения в предыдущих главах), чтобы не свалилась и не открыла их собственные недостатки.
Робин. Верно. Рьяное увлечение политикой—обычно способ личные болезненные противоречия вынести вовне и отгородиться от них.
Джон. Что же случится, если такие политики станут вникать во взгляды своих противников?
Робин. Это для них опасно, ведь тогда им придется взглянуть на свои недостатки и слабости. "Ширма" может свалиться, и они увидят в себе самих ту скверну, которую приписывали партии соперников. Поэтому, чувствуя такую опасность, они быстро "изготовятся' и выступят с подстрекательской речью, обвиняя других в стремлении залить страну реками крови и установить фашистскую диктатуру, а в результате еще на какое-то время отсрочат свой собственный срыв или, по крайней мере, сведут его в рамки, которые сойдут за норму в палате общин.

Джон. Вы хотите сказать, они не в состоянии справиться с недостатками, которые, возможно, увидят в себе?
Робин. Да. Они сохраняют свою сомнительную нормальность, представляя других «плохими».
Джон. Наверное, этот факт и объясняет поразительную политическую активность экстремистов. Они обречены на такую активность. Отключись они от дела ради приятного времяпрепровождения, они же могут сойти с ума. Политическая борьба сохраняет им рассудок.

Робин. На практике очень трудно лечить человека экстремистских политических настроений, можно только ослабить симптомы с помощью лекарственных препаратов. Тут все равно, что с паранойей – это фактически и есть паранойя, хитро подогнанная по меркам политического "наряда", в который рядится человек, чтобы окружающие не разглядели истины. Но если на приеме у психотерапевта он нащупает эту истину о себе, он сделает большой шаг вперед. Пациентка иностранка в одной из моих групп, проходивших психотерапию, активистка из левых экстремистов у себя на родине, женщина, которая наотрез отказывалась обсуждать эту сторону своей жизни, вернулась с каникул сияющая. Живая, уверенная. Все в группе заметили перемену и сказали ей. Она объяснила, что произошло: она осознала, что тяга к коммунистической партии была просто способом овладеть болезненными переживаниями, связанными с ее матерью, а, осознав это, она освободилась от обеих "болезней".
Джон. Как перемена отразилась на ее политической ориентации?
Робин. Ее политическая ориентация осталась прежней, но теперь она способна обсуждать свои взгляды, не видя угрозы со стороны, настроенной иначе. Она способна выслушивать чуждые ей мнения, а раньше замыкалась и демонстрировала свою непреклонность. Любопытно, также, что в ответ на мой вопрос, плодотворнее теперь ее политическая деятельность или наоборот, она не раздумывая, сказала: «Теперь от меня больше пользы». И я думаю, так оно и есть, вдь она реалистичнее смотрит на вещи, стала деловитей теперь, когда меньше поглощена нуждами психологического характера. Теперь она способна искать союзников, идти на уступки ради проведения своей стратегической линии.

Джон. Самое забавное, что экстремистские политические группировки совершенно не умеют ладить между собой. Они постоянно раскалываются на секты, которые через какое-то время размежевываются внутри себя. Над Монти Пифоновой «Жизнью Брайана» где много об этом, обхохочешься. Я недавно посмотрел, что делается у нас на политической сцене, и составил список крайне левых и крайне правых партий. На самом красном краю удерживаются: Коммунистическая партия Великобритании (марксисты-ленинцы), Новая коммунистическая партия, Группа «Авангард», Социалистическая рабочая партия (троцкисты), Социалистическая партия Великобритании (марксисты), Группа интернационалистов-марксистов, «Революционная молодежь», Рабочая партия революционеров (троцкисты), Революционная коммунистическая партия, Союз Спартаковцев (троцкисты), Коммунистическая организация рабочих, «Большой пожар» (первоначально маоисты), чартисты, Инициатива революционных марксистов, Рабочая партия, Институт рабочего контроля, Союз борьбы с нацизмом, Союз коммунистов-интернационалистов, Партия революционных рабочих, Революционная партия рабочих-социалистов, Группа "Власть рабочих" (троцкисты), "Борьба рабочих", Союз рабочих, Революционная коммунистическая партия Великобритании (марксисты-ленинцы сильной проалбанской ориентации). Английская коммунистическая партия, Ассоциация рабочих-коммунистов, Социалистический интернационал, Коммунистическое рабочее движение, Коммунистический союз молодежи Великобритании, "Единство—за социальную революцию", Революционный союз коммунистов Вели-кобритании (маоисты), "Народная демократия" (марксисты-ленинцы), "Мировая революция", "Альтернативный социализм", "Социалистическая молодежь", Движение борцов, Социалистический союз рабочих, революционно-марксистское течение (троцкисты), Союз за социализм, "Рабочий-марксист" (троцкисты), Революционно-коммунистическая инициатива (троцкисты), Союз революционеров-социалистов (троцкисты), социалисты-интернационалисты и, наконец, Независимая партия труда. Консервативный край, оснащенные свастикой и различной символикой, почерпнутой из нордической мифологии, занимают: Национальный фронт, Британское движение, Партия британских националистов, Партия национального преобразования, "88-я колонна", Союз Святого Георгия, "Северный союз", Комитет Одина в Лондоне, "Юные викинги", "СС-Уоттон-18", Бригада одиннадцатого часа, Отряд имени Адольфа Гитлера, "Железный воин", "Рыцари Железного Креста", Бригада "Дёрлвангер", Британский союз "За порядок", организация "Самопомощь", организация "Выбор", Ассоциация контроля за иммиграцией, наконец, общество "За расовую чистоту".
Робин. Вдруг кого-то забыли?
Джон. Может, и забыл. Они так быстро размножаются, что практически невозможно знать, что там у них на сегодняшний день… Это же все равно что наблюдать под микроскопом, как делится клетка! Но мне до сих пор непонятно, почему они с такой скоростью размежевываются и почему, кажется, чаще атакуют друг друга, чем истинных врагов в противоположном политическом лагере. Что, черт возьми, все это может значить?

Робин. Ну, я думаю, тут действует механизм, несколько отличный от уже известного нам. Субъект со склонностью к паранойе пытается «хорошее» держать отдельно от «плохого», помещаемого вовне, то есть подтягивает «границы» поближе, чтобы оградить себя от чувств, которые ему невыносимы. Но, по крайней мере, человек «параноидных принципов» имеет какие-то «границы», и способен допускать существование других людей. Поэтому руководствующийся описанными принципами человек может вполне «справляться» с жизнью, если присоединится к политической партии, выступающей за близкие ему, почитаемые им в себе «идеалы» при условии, что есть другая, совершенно отличная от его партии, - партия, ратующая за все то, что человеку невыносимо видеть в себе самом. Он может «играть» в своей «команде», ненавидеть противника сколько душе угодно и будет пребывать в отличном настроении. Такая жизненная «игра» привяжет его к реальной почве и убережет от потери рассудка. Разумеется, он будет неспособен, как это сделают его более здоровые соратники по партии, зарыть топор войны после окончания политических споров, ведь он не может отказаться от враждебности к другой стороне. Но все-таки может неплохо держаться среди «своих», пока есть ненавистный враг.

Джон. Значит, он годится для какой-нибудь крупной политической партии? Робин. Да. Но если параноидная потребность в защите обострена и сопровождается опасностью соскальзывания в фазу размытых «границ», не поработай он «сверхурочно» над их нерушимостью, кончится тем, что он примется и на своей стороне возводить укрепления. Его ощущению всемогущего богоподобия (большуший шар, раздуваясь, заполняет коробку, помните?) будет угрожать любое иное бытие, если только взгляды другого человека не окажутся настолько совпадающими с его собственными, что он и не увидит в другом ничего другого. Но так как неизбежно хоть чем-то человек человеку «другой», эта неодинаковость рано или поздно обнаружится. Отсюда постоянное дробление партии, диктуемое стремление к чистоте и совершенству. Бывшие соратники либо изгоняют друг друга, либо сами покидают прежнюю и основывают новую партию действительно незапятнанного, истинного идеала.

Джон. Точно! Настоящие экстремисты очень гордятся чистотой веры.
Робин. Конечно, ничего нет плохого в стремлении самосовершенствоваться, пока вы не утрачиваете связь с реальностью. Но как только вы пытаетесь убедить других или себя, что вы безупречнее, чем на самом деле, значит, вы уже поставили «ширму» и прячете за нее ту или иную свою сторону, недостаточно, как вам кажется, чистую.
Джон. А раз негодное за "ширмой" — значит оно проецируется на других людей или на группы других людей
Робин. После таких художеств человек, конечно, почувствует себя чище, идеальнее…ненадолго.
Джон. Так и ощущали себя инквизиторы — отмеченными Богом. И считали, что оказывают услугу Спасителю, заживо сжигая людей.

Робин. Кажется, многие из них всерьез верили, что действуют на благо жертвам. Сознание подсказывало инквизиторам: они спасают заблудших от жребия худшего, чем смерть. А кроме того, спасают мир от чудовищного зла, которым, якобы, поражены отправляемые на костер прислужники Сатаны. Но подсозна-тельная посылка была в том, что инквизиторам требовалось скрыть за "ширму" зло в самих себе, и они его отрицали, проеци-ровали на жертвы, избавляясь от которых, избавлялись от зла.
Джон. И ненадолго вздыхали с облегчением.
Робин. Да. Пока опять не ужасались сучку в чужом глазу... чтобы позабыть про бревно в собственном.

Джон. Наверное, поэтому и пытали людей — добивались признания вины. Пытали рада письменного доказательства: инквизитор на самом деле миляга, просто делает свое дело. Так облегчали душу, уже не стесняясь...
Робин. Возможно... Утверждались в правоте своего дела, рассеивая малейшие сомнения. Убеждались, что зло действительно вовне—в жертвах — а не в них самих. Признания жертв успокаивали.
Джон. Очевидно, в том же суть "охоты на ведьм", процветавшей в Англии в семнадцатом веке. Пуританам слышалось зло в зове плоти, и они упрятывали половое влечение за "ширму", проецировали его на других — на бедных "ведьм".
Робин. Верно. А если испытывали "запретные" желания, обвиняли ведьм, будто бы те их околдовали.
Джон. Поэтому ведьм — на костер! И так продолжалось до тех пор, пока атмосфера не разрядилась, и с "греховных" мыслей не сняли запрет. В эпоху Реставрации появилось много рискованнейших комедий. Перестали развлекаться за счет ведьм.

Робин. Факты ясно показывают, как опасно стремление быть лучше некуда. Иначе кому-то приходится быть злодеем.
Джон. Но почему нам становится так хорошо, когда погружаемся в паранойю мыслью и делом? Понятно, нам лучше, если освободимся от "плохих" чувств. Но ведь этим не кончается—нет же? Благополучно спроецировав все "негодное" на других, можно повести себя с другими отъявленным негодяем, оправдывая свои поступки «негодностью других». Иными словами, можно освободиться от мерзких, жестоких, злобных, разрушительных чувств, поступая мерзко, жестоко и так далее... с другими. Значит, мы "выгадываем" вдвойне?

Робин. Верно. Отметьте, что в этом механизме тоже «задействован» психологический порочный круг, откуда понятнее, почему человек к человеку может быть так нечеловечески жесток. Независимо от того, насколько преследователь оправдывает свое плохое обращение с жертвой, сам факт пыток или сожжения заживо на костре оборачивается для него опасностью осознать, что он наслаждается происходящим, иными словами, опасностью осознать, что он сам плохой. Значит, проекция должна в глазах преследователя олицетворять еще большее зло, что оправдает еще большую жестокость по отношению к ней, что сделает для преследователя еще большей опасность осознать, каков он на самом деле, а значит… Ну, и опять в се сначала. Поэтому никак не состраданием переполнится преследователь при виде мук жертвы, он будет тем безжалостнее, жесточе, бечеловечнее, чем ужаснее будет страдать жертва. Этот порочный круг –(жестокость – чувство вины – проекция вины на жертву – множенная жестокость) «набирает» порочности и от того, что преследователи ободряют друг друга будто делают правое дело. Если кто-то один засомневается в необходимости зверств, он смутит душевный покой всех, и все сначала примутся его убеждать в полезности выпавшей им «работы», но в ответ на затянувшиеся колебания все ополчатся на одного, которого тоже пихнут в костер. Этот механизм «крутится» и в обыкновенных условиях. Например, на политическом «фронте» каждый в какой-то группе счастлив чувством локтя, когда строем идет на врага. Одолеть врага – общая цель, и сознание общей взаимозависимости в «строю» дает благостное чувство единства.

Джон. Вы, кажется, партийную конференцию описываете? Все они там сидят, тоску друг на друга наводят. Вдруг встает один, самый запальчивый и говорит: «Те, другие сборище невиданных подлецов, левее или правее не рождалось в нашей великой стране. Если они придут к власти, или у власти останутся — это кончится катастрофой. Поэтому мы должны власть взять —или не отдавать; но битва предстоит страшная, чудовищная, нам некогда отдыхать, развлекаться, мы должны воевать и бороться, бороться и воевать, в общем, драться". Оратор сел – а в зале-то оживление, будто чаю с булочками напились, все глядят веселей. Просто сияют довольством, излучают доброжелательность. Но призови их оратор позабыть распри и всем вместе хорошо провести время, его бы точно линчевали на месте. Почему же громкие призывы воевать, воевать и опять воевать обычно всех расслабляют и настраивают миролюбиво?

Робин. Тот же механизм в действии: раздражение, разрушительные — "плохие" эмоции отделяются от умиротворения, добродушия и направляются исключительно на партию соперников, что очищает "хорошие" эмоции и придает им силы. Конечно, вызванный таким фокусом "свет добра" недолговечен, ведь это обман зрения, и через какое-то время недостатки "своих" уже лезут в глаза. Но вы ненадолго получаете "отсрочку" от пристального взгляда на реальность, а она такова: каждый — включая вас—и плох, и хорош. Тут требуется взгляд на вещи взрослее, трезвее, он остудит вас, даже немного подавит. И поэтому вам легче, если можно ненавидеть врага. Люди, пережившие вторую мировую войну, вспоминают "повальную" отзывчивость, "массовую" сердечность и удивляются, куда все делось в мирное время.
Джон. Я слышал, тогда снизился обычный процент тяжелых душевных заболеваний.
Робин. Да, сведения есть. Надо сказать, что этот параноидный механизм часто включается в общественных масштабах в периоды депрессии. Помните, к примеру, промышленную забастовку в Гранвике в 1977 году?

Джон. Недели длилась... Сотни пикетов, стычки, схватки у ворот — постоянно в теленовостях показывали. И каждый, кто не считал себя "всяким там", поднимался на демонстрацию. Забастовка захватила воображение всех.
Робин. Но общественный резонанс удивлял, ведь событие его не оправдывало. Я не понимал, почему буквально все слои общества были взбудоражены и вовлечены в происходящее, пока не поймал себя на мысли, что и у меня руки чешутся пойти кинуть парочку кирпичей. И тогда вдруг оживился, приободрился, а то тоска грызла. Ага, сказал я себе, вот же в чем дело: Гранвик привлек всеобщее внимание, как раз когда всем нам предстояло осознать плачевное состояние британской экономики и перспективу неуклонного снижения жизненного уровня. Я вспомнил, что от этого часто впадал в уныние, но "заводясь" из-за Гранвика, мысленно включаясь в борьбу, чувствовал какой-то подъем, получал "заряд" адреналина.
Джон. Вскоре интерес к забастовке погас, а она не принесла никаких результатов. Что ж, принцип механизма ясен. Жизненный уровень каждого падает, потому что меняется мир, чего мы не в силах предотвратить, отсюда мы все подавлены. Но если всех нас разделить на две большие команды, и одна затянет, что мы бы все разбогатели, не будь жадных, эгоистичных хозяев, а другая станет утверждать, что и до сих пор бы не обеднели, но эти ограниченные тред-юнионы, ни лентяи-рабочие... у нас же прямо розыгрыш кубка получится! Каждому позволена агрессивность—волнуйтесь на здоровье и забудьте про гнетущие и сложные реальные экономические проблемы'

Робин. Совершенно верно. Конечно, реальные проблемы так не решаются, ведь чтобы их разрешить, необходимо обернуться лицом к фактам, какими бы удручающими они ни были. И нам необходимо сотрудничество, чтобы добиться успехов.
Джон. Итак, параноидный образ действий на самом деле может нас ненадолго взбодрить. Но и платить за это придется...
Робин. Да. В "гомеопатических" дозах от него нет вреда – если знаем, что делаем, и способны переключиться и вернуться в обыкновенный «режим» деятельности, как поступает большинство людей, поболев на спортивных соревнованиях, поучаствовав в политических дебатах. Он нас стимулирует без побочных явлений, сказывающихся на других людях. Это Вам пример того, как нормальный человек может «впасть» в детство, думать и действовать свободно, словом, может пошалить немного, когда нет необходимости вести себя осторожно и с предельной серьезностью. Но человек тут же откажется от ребячества и вренется ко взрослому мышлению, если требуется точная. Взвешенная оценка событий.

Джон. Но, как Вы отметили, настоящие экстремисты не способны к этому переключении, они зациклились на параноидной фазе. .Что же происходит, когда такие приходят к власти в государстве?

Робин. Все зависит от степени помешательства. Если лидер основательно «заблудился» в непроясненных "границах", но ловок и способен внушать доверие, получим ситуацию, подобную имевшей место в нацистской Германии. Это доведенный до абсурда параноидный механизм в действии, используемый систематически ради объявления какого-то меньшинства «козлом отпущения» для того, чтобы возмущенное, обманутое в своих надеждах население вымещало недовольство режимом на этих «козлах». А поскольку лидер очень нечетко представляет свои собственные «границы» и считает себя всемогущим – почти Богом – он должен контролировать все и вся, любую сторону жизни, чтобы не обнаружилось расхождения с его фантазией. Ну, простейший пример: всякий раз вскидывая руку, Гитлер хотел, чтобы его жест каждый повторял.
Джон. Да. И, наверное, наоборот: чем больше каждый потворствует диктатору, тем больше диктатор запутывается в "границах".

Робин. Да, я думаю, тут одна из причин, почему власть развращает. Властитель все безвозвратнее утрачивает связь с реальностью, ведь не получает отпора, необходимого для уяснения своих "границ". И чем он безнадежнее, тем больше опасается индивидуальности, несходства: он это не санкционировал — как же так? Несходство указывает на его "пределы", открывает, что он не все на свете, не Бог. Поэтому диктаторы обожают мундир и единообразие, без удержу ненавидят и уничтожают отличное, отдельное с лица необщим выраженьем. Евреи обладают сильной, яркой, очевиднейшей индивидуальностью, и отсюда - всегда мишень для любого новоявленного Бога.
Джон. Люди иного цвета кожи — следующая. Ведь диктатор не в силах запретить эту несхожесть.
Робин. Верно. Поэтому диктатор должен избавиться от людей, противоречащих его представлению о себе. Одновременно он может приписать им все, не устраивающее его в себе – все, намекающее на его слабость, гнусность, отдаляющее его от богоподобия.
Джон. Дальше, я думаю, очередь других, непохожих самостоятельных государств...
Робин. Да. Диктатор должен либо завоевать их и ассимилировать поглотить, либо стереть с лица земли, если поглотить не удается. Ужасно, но тут своя логика и автоматизм. И кто вступил на этот путь, тот будет вынужден тем больше проецировать и разрушать, чем больше преуспеет на этом пути. Диктатор и его клика, разумеется, не очистятся от скверны в самих себе, просто спроецируют ее на какую-то иную группу, объявленную в таком случае общим врагом номер один. Группа уничтожается, и после передышки они опять проецируют скверну на очередную группу, ну, и так далее.

Джон. Вспоминаю нашего дражайшего Оливера Кромвеля. Начал, поддерживаемый парламентом, армией и шотландскими пуританами. Они помогли Кромвелю разделаться с роялистами. Потом он сам разделался с шотландцами. Затем провел чистку в армии. Затем «почистил» парламент. А потом и совсем разогнал. Когда пришло ему время умирать, оказалось, что он уничтожил практически всех, на кого опирался его протекторат. Ничего удивительного, что на реставрацию монархии потребовалось каких-то два года. Нацисты действовали по тому же принципу. Гитлер ликвидировал коммунистов, социалистов, профсоюзы, католиков, протестантов, евреев, цыган и так далее. Проводил также чистки своих коричневорубашечников. Добирался было расправиться с верховным командованием вермахта, даже замахивался на "СС", когда события выбили у него почву из-под ног. А Сталин? Уничтожил фактически всех до одного соратников революционеров, обвинив каждого по очереди в контрреволюционной деятельности. У лидера подобного толка нет выбора: уничтожив противников, он принимается за своих.
Робин. Ему необходимо выискивать все новых и новых диссидентов, предателей в своем лагере. Не найди он их, диктатор достигнет точки, когда уже не сможет поверить, что вся скверна идет извне.
Джон. Его «ширма» рухнет.
Робин. И логическим концом для него будет, ...стереть… себя в порошок.
Джон. Смешно, но мне часто рисовалась такая картина: Аятолла, кончивший тем, что остался в живых последним из иранцев, сидит и остервенело обрубает себе руки, ноги… и все остальное. А ведь поразительно: массовые самоубийства в секте Джима Джоунза случились после того, как она переселилась в землю обетованную – в Гайану.

Робин. Замечательный пример. Секта наконец-то спаслась от злобных преследователей-чужаков и... рядом не оказалось ни единого человека, на кого можно было бы спроецировать тяготившие их эмоции. Все труднее стало избегать правды, они были вынуждены взять обратно в себя выпущенного "демона зла" и не вынесли этого. Вы видите: смерть и разрушение в большом масштабе — конечный логический результат параноидных "уверток" от правды о самих себе и от критики. Именно критика как отрицательная, так и положительная обратная связь — сохраняет ниш разум. Помните аналогию с картой, к которой мы с Вами не раз прибегали? Так вот, нам необходимо постоянно уточнять "границы" наших мысленных карт, и мы можем это делать, только получая точную информацию от других. Поэтому начни человек только "слегка" тронутым— уничтожь кого-то, какую-то группу людей, выступающую с критикой—его мысленная карта исказится, перевирая реальный мир, и он покатится в пропасть безумия. Сообществу, зациклившемуся на параноидной фазе, свойственно брать под жесткий контроль все средства информации, чтобы не допустить проникновения правды извне, из-за пределов системы. Так же и семьи, о которых я говорил, обычно руководствуются правилом, что нечего откровенничать с людьми за порогом своего дома.

Джон. Есть великолепный монолог в "Крестном отце". Крестный отец отчитывает одного из своих сыновей после встречи с другой мафиозной семейкой. "Дино, говорит он, у тебя что, мозги размякли? Никогда больше не говори никому вне семьи, о чем думаешь".
Робин. К концу истории, если я не ошибаюсь, на счету этой семьи было много смертей и разрушений. Внутри семьи тоже мало что уцелело. Законы и в ненормальной семье, и в обособленной секте, в экстремистской политической группе для своих членов одни и те же: ограничить поступление информации извне. Информация, противоречащая "по-семейному" составленной мысленной карте, находится под запретом, ведь грозит развалом семье, переменами.

Джон. Тоталитарные государства подобным образом «дистиллируют» новости дня и переписывают историю, гражданам в них не рекомендуется слушать зарубежные радиостанции.
Робин. Оценили нашу британскую свободу? Обычно мы относимся к ней как к само собой разумеющейся, а ведь на ней замыкается отличие душевного здоровья от безумия
Джон. Что удручает, так это данные "международной амнистии": в более чем ста десяти странах на земном шаре людей могут заключить в тюрьму за мирное выражение взглядов. Однако все же просятся слова в защиту паранойи: от нее вам лучше...
Робин. На время, по крайней мере. Поэтому ее кругом столько и развелось. И, конечно же, поэтому мы с Вами тут, "тряхнув" паранойей, громоздим все зло на всяких других параноиков.
Джон. Ага, вот почему мне вдруг сделалось так хорошо!

_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Ср Апр 09, 2014 9:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Трансферентный терапевт

Начну с очевидного. Обычно это - самая трудная часть. Непонятно, как отмерять объем очевидности, поскольку ее довольно много. Совсем без нее нельзя. Начнешь - трудно остановиться. Впрочем, это все тоже довольно очевидно.


Итак, трансфер - явление, открытое Зигмундом Фрейдом (1856 - 1939). Этому сильно способствовали пациентки Фрейда, которых он лечил от истерии (во всяком случае, так он считал) - сначала гипнозом, потом - просто разговорами. Выяснилось, что через некоторое время после начала анализа пациентки страстно и жестоко влюблялись в доктора. В разговорах об истории возникновения понятия «трансфер» чаще всего упоминают юную пациентку Фрейда, Дору. Но суть дела состоит в том, что однажды создатель психоанализа был вынужден признать трансфер неотъемлемой частью любого длительного лечения.

Трансфер - это феномен оживления целого комплекса инфантильных чувств и переживаний в аналитической ситуации. Это - второе издание первой любви, только адресована она оказывается врачу, проводящему психоаналитическое лечение. Трансфер чудесен тем, что при всей своей похожести на сильные детские чувства к родителям, прекрасным рыцарям, феям, принцессам и другим инфантильным кумирам, он переживается абсолютно реально, и в настоящем времени. Врач (аналитик, психотерапевт) становится центральной фигурой жизни пациента (клиента) и главной темой их разговоров. В онтогенетическом смысле любое трансферентное переживание - это чувственный, мысленный и поведенческий регресс, то есть - возврат к (более) раннему, «детскому» образу мысли и поведения, происходящий помимо воли человека. Анализ трансфера Фрейд считал основным механизмом исцеления. Изучая себя в воссозданных заново детско-родительских отношениях, пациент, по мнению Фрейда, избавлялся от невротического страдания.

Чуть позже Фрейд обнаружил, что аналитик (о, чудо!) тоже что-то чувствует. В частности, он чувствует разные чувства к клиенту в ответ на его трансферентные переживания, и не только. Контртрансфер сначала считался лишь препятствием к слаженной клиент-терапевтической работе, затем, уже после Фрейда, его стали рассматривать и как подспорье тоже. Выяснилось, что анализ контр-трансфера имеет огромное диагностическое значение, да и вообще контртрансферентный материал (чувства аналитика к клиенту) имеет полное право на участие в их работе.

Казалось бы, на этой оптимистичной ноте можно закончить, но не тут то было. Со времен Фрейда наши представления о психотерапии сильно изменились. В частности, сильно изменилось представление о трансфере. Даже непосредственные последователи Фрейда (Мелани Кляйн, Хайнц Кохут, Отто Кернберг) успели усомниться в том, что трансфер - это всегда детская любовь, которую можно непринужденно рассказать словами. Кроме того, многих из «истерических» пациентов Фрейда сейчас мы бы квалифицировали, как обладателей пограничных личностных расстройств. Пациенты с ПЛР создают несколько иной трансфер, и работать с ним нужно несколько иначе. Этого Фрейд исследовать не успел. Да и мы с вами все это тоже обсуждать не будем. Если вы не ленивы, читайте первоисточники. Если ленивы, читайте Нэнси Мак Вильямс, она была неленива и прочла их.

***

Зачем я все это пишу? Дело в том, что у представителей всякой неаналитической терапии в той или иной мере наблюдается одна и та же проблема: игнорирование/использование трансфера. То и другое идет вовсе не на пользу клиенту. Поскольку я - чистокровный гештальт-терапевт, мне проще рассказывать, как выглядит проблема игнорирования трансфера с точки зрения гештальт-терапевта. Тем более, что сама гештальт-терапия стоит на особом месте в отношении к психоанализу (в отличие от других видов терапии).

Дело в том, что исторически гештальт-терапия является анти-тезисом психоанализу, поскольку изначально ее основатель, Фритц Перлз (1893-1970), породил ее в обиде на Фрейда. Суть обиды, опять же, обсуждать не будем. Если не вдаваться в детали, которые интересующийся может легко найти и прочесть, то Перлз поступил с Фрейдом, как предприимчивый и неблагодарный наследник. Взял у психоанализа главное (идею бессознательного и идею сопротивления осознаванию), авторство идей опустил, название сменил. Вещи, которые невозможно присвоить напрямую - отбросил (либидо и мортидо к примеру). То, от чего невозможно просто избавиться (диалог и конфронтация к примеру), вывернул наизнанку. Так, прошлое Перлз превратил в настоящее, разговоры - в эксперименты, молчаливого и абстинентного терапевта - в терапевта, которому можно почти все (и в плохом смысле слова «все» - тоже). Возникший микст изрядно опер на идеи современной ему гештальт-психологии (фигура-фон, закон прегнантности) и украсил тем, что было под рукой («горячие» стулья взял у Морено, субличности - у бихевиористов, «здесь и теперь» из дзэн-буддизма).

Можно догадаться, что про трансфер Перлз намеренно умолчал. Я его понимаю: если признать, что с трансфером придется работать, вышло бы слишком много хлопот, а главное - без упоминания Фрейда уже не обошлось бы. В результате вместо хлопот вышел казус: описывая механизмы работы ГТ, Перлз непрерывно говорит о работе с трансфером, никогда не употребляя этого слова. Нам же с вами предлагаю отбросить ложную гордость и обсудить, что такое трансфер. А главное - что будет, если этого не сделать. И, да: если вам показалось, что я говорю о Перлзе без симпатии, вам не показалось. Почему-то образ человека, возникающий после прочтения его автобиографических книг, мне не симпатичен. Думаю, нам это не помешает. И даже поможет.

***

Концептуально гештальт-терапия и психоанализ понимают трансфер похожим образом. Однако технически гештальт работает с трансфером несколько иначе, а именно - чисто феноменологически. Под трансфером (переносом, перенесением) в гештальте понимаются любые неконтактные отношения. То есть, любой контакт, в который клиент (и терапевт!) неосознанно привнесли некие относительно массивные элементы прошлого опыта, препятствующие «видеть» партнера по контакту (и себя с ним!) реально - трансфер (перенос, перенесение). В этом смысле проблема игнорирования перенесения одинаково актуальна как для опыта клиента, так и для опыта терапевта. То есть, в разговоре о трансфере между клиентом и терапевтом вообще нет никакой разницы: они в равных позициях. Просто для удобства, говоря о перенесении терапевта, мы используем приставку «контр». Контртрансфер терапевта может быть как «ответом» на материал клиента, так и являться чистым материалом терапевта, который он неконтанктно привносит в данные клиент-терапевтические отношения без полного осознавания, либо - с определенной целью. Проще говоря, все, что не имеет прямого отношения к непосредственному клиент-терапевтическому контакту в данный момент, является (контр)трансфером.

В общем, что бы мы с вами не думали про Фрейда (и всех, кто шел после), как бы мы ни гордились тем, что «у нас все такое другое», мы не может отрицать нескольких вещей:

1. Мы ежедневно в своей работе пользуемся главным открытием Фрейда: работаем, исходя из признания существования бессознательного. И вся наша работа, как бы мы ее ни называли, состоит в том, что мы уменьшаем зону бессознательного в пользу сознания.

2. Признаем мы это или нет, мы ежедневно работаем с трансфером. Если гордость (или вероисповедание) не позволяют нам использовать это слово, мы говорим, что работаем с контактом, используем диалогическую модель, увеличиваем присутствие клиента в «здесь и теперь», лечим невроз, др.

3. Третий пункт вытекает из первых двух. Хорошо бы, чтобы все это мы делали осознанно. Иначе могут произойти всякие неприятности, о которых я расскажу вам ниже.

Итак, чтобы знать, что в вашей терапии пора работать с трансфером, нужно знать, как его узнавать.

Признаки позитивного трансфера

- Клиент все чаще приходит раньше;
- Возможно, вы замечаете, что он приезжает за полчаса-час до сессии и гуляет вокруг здания вашего офиса;
- Если вдруг ему случилось опоздать, он очень расстроен;
- Клиенту сложно уйти, он всегда имеет еще что-то рассказать (и так не было с самого начала!);
- Клиент дарит вам подарки или старается оказывать другие услуги, быть вам полезным;
- Он старается о вас больше узнать. Он задает вам личные вопросы, не связанные с процессом его терапии. Если у вас есть блоги в электронных сетях, на сессиях вы понимаете, что он читает их;
- Он присылает вам письма, сообщения (и так не было с самого начала);
- Он говорит, что думает о вас и ваших с ним отношениях между сессиями;
- Вы и ваши отношения становятся центральной темой терапии;


Позитивный контртрансфер - оборотная сторона трансфера. Возможно, вам будет проще начать с себя?

Признаки позитивного контртрансфера

- Вам сложно сообщить этому клиенту, что вы повышаете цену за терапию;
- Вы нездоровы, и вынуждены отменять консультации. Этого клиента вам особенно жаль расстраивать. Возможно, даже несмотря на недомогание, вы примете его одного?
- Клиент просит изменить время на менее удобное для вас, и вы соглашаетесь;
- Вам тяжело (или невозможно) конфронтировать этого клиента. Вы знаете, что следует сказать, но предпочитаете воздержаться, чтобы «не обострять отношения»;
- Вы не видите места для фокусировки, часто не понимаете, что делать в терапии. Вам кажется, что все неприятности этого прекрасного человека - лишь досадное невезение;
- Вы часто думаете, что клиент страдает в своей жизни незаслуженно;
- Вы априори радуетесь, когда клиент смеется или улыбается, и априори сочувственны к его слезам. Вам сложно рассмотреть его смех или слезы, как прерывание (сопротивление);
- Вы испытываете злость и другие негативные чувства к людям, на которых он жалуется;
- Вы испытываете ревность к его партнерам (партнершам), друзьям;
- Вам сложно помогать взвешенно разобраться в конфликтах, которые описывает вам клиент: вы всякий раз склонны защищать и поддерживать его;
- Вы раздумываете, что может помочь клиенту помимо терапии. Может быть, познакомить его с нужными людьми? Помочь переменить работу, жилье? Дать ему почитать книги из вашей библиотеки?
- Вы волнуетесь перед его сессией. Вы не помните своего расписания, но всегда знаете день, когда он приходит;
- Он становится вашим «главным» клиентом;
- Вы часто берете по нему супервизию с одним и тем же запросом: «Как еще больше помочь ему?»;


Почему я призываю терапевтов быть внимательными к феномену трансфера? Потому, что иначе терапевты будут пользоваться клиентами помимо их (и своей?) воли. Тогда они не будут работать в терапии над тем, чего хочет клиент, а будут - над тем, над чем удобно им самим. Не понимая этой закономерности, или - понимая ее, но не осознавая вред, терапевты именно так и делают. Почему? Потому, что клиент с позитивным трансфером, это удобно, приятно и выгодно. Судите сами:

Причины, по которым терапевты могут (сознательно или бессознательно) создавать и поддерживать у клиентов позитивный трансфер:

- Клиент с позитивным трансфером редко будет недоволен терапевтом. Терапевту не придется выслушивать от него претензии. Терапевт не увидит его злость или обиду. Вряд ли он скажет вам, что вы в чем-то ошиблись. В самом крайнем случае он просто исчезнет без всяких жалоб;
- Он согласен исполнять ваши прихоти. Он придет в неудобные для себя время и день. Он безропотно выслушает, почему вы решили поднять цену. Он не прокомментирует ваш длинный отпуск;
- Вы можете быть уверены, что он вернется после своего перерыва. На излете лета вы знаете, что у вас всегда есть работа: это те самые клиенты, в которых вам удалось взрастить сладкое чувство «дома»;
- Он будет дарить вам подарки. Разве плохо?
- В терапии с ним очень удобно. Вы почти полу-бог. Такой клиент ждет вашего совета. Он покорно замолкает, когда вы решили молвить слово. Ваши ошибки будут прощены раньше, чем вы успели о них подумать. Честно говоря, все это очень приятно;
- Один из главных бонусов: он будет ходить к вам вечно. Не потому, что вы с ним очертили большой круг задач, которые необходимо решить, а потому, что ему просто приятно ходить к вам. Вы - в списке его близких людей. И хорошо еще, если не на первом месте!
- Вы практически безнаказанны. Если вы используете своих клиентов, этот человек подходит лучше всего. Услуги или флирт: любой каприз за вашу «терапию». Хотите, чтобы он бесплатно помог вам разгрузить мебель во время переезда? Пожалуйста;
- Если вы спите со своими клиентами, с этим человеком у вас все получится. Вы знаете, что психотерапевту это запрещено, да и он догадывается. Но можно быть почти уверенным, что он (она) никому не расскажут. Ведь «своих» не сдают;
- Клиент со стойким позитивным трансфером приведет новых клиентов. Это же ясно!
- Такой человек является вашим адвокатом. Например, случайно прочтя эту статью, он очень обидится на меня за вас, и скажет, что все неправда, а вы - ангел.


Почему все это плохо? Потому, что в лучшем случае такая терапия не приносит пользы. В худшем - приносит вред, называемый «ретравматизацией». Клиент продолжает находиться в трансферентных отношениях, не осознавая ни себя в них, ни - своей в них роли. В итоге, у него нет особых шансов осознать свой паттерн и разрушить его самостоятельно. А вы - ему не помощник. Все, с чем он пришел на терапию, останется в целости и сохранности. И самое худшее, что очень долго он об этом даже не догадается. Исходя из вышесказанного, легко угадать, какие факторы способны провоцировать (усугублять) регресс клиента, и вообще - любые трансферентные переживания. Ровно те, которые характеризуют детско-родительский контакт.

Способы и приемы, создающие и поддерживающие позитивный трансфер


- Авторитарное поведение терапевта, директивность;
- Подчеркнутое неравенство прав терапевтической ситуации (эмоциональная закрытость терапевта при требовании открытости клиента, выраженная разница посадочных мест, вообще - прямое или косвенное послание, что терапевту в этих отношениях можно больше);
- Подчеркнутая забота терапевта;
- Демонстрация собственных знаний, очевидно превышающих знания клиента в данной точке диалога
- Несанкционированные телесные акты;
- Манипулятивность;
- Использование запугивания, смущения, стыжения (журения), виновачения;
- Односторонняя ирония;
- Подарки;
- Излишняя открытость (обнаженность) терапевта, как бы «приглашение» в более близкий контакт;
- Фамильярность, амикошонство, другие способы «взламывания» границ;
- Давание советов;
- …


Есть любопытный вид трансфера, название которого я услышала от своей коллеги: «шаманский трансфер». Под него подпадают все искусственно созданные переживания клиента из спектра «О, чудо!». Шаманский трансфер - это уверенность в том, что человек перед вами обладает тайным знанием, сильно превосходит вас в просветленности, уме и мудрости, что он особенный, и каждый его звук на вес золота. Шаманский трансфер хорошо развивается у наивных и впечатлительных женщин с острым дефицитом любви в детстве. Но и мужчины могут быть под впечатлением от умудренного терапевта. Инструменты формирования такого трансфера могут быть самыми разными, все зависит от ума, опыта и изобретательности терапевта. Но главным является бессознательное послание терапевта о его исключительности и превосходстве.


Разброс «техник» здесь велик. Скажем, один широко известный в советские времена московский гипнотизер принимал пациентов у себя дома, и пока работал с одним, другие ждали на лестнице в подъезде, минут по 30-50. Ясно, что кто-то из очереди мог не дождаться. Но тем, кто входил внутрь после ожидания в темноте, гипноз, в общем, уже не был нужен. Я знала психологов, которые курят во время приема сами, но запрещают клиентам, без объяснений. Есть психологи, которые входят в помещение, где их давно ждут, и начинают с многозначительного молчания в две-три минуты. Иногда хорошо работает пронзительный взгляд «в самую душу» в сочетании с игнорированием поступающих вопросов. В общем, вы меня поняли. Все эти техники хорошо описаны в книге «Волшебник изумрудного города», там, где про Великого Гудвина. Перечитайте, чтобы не попадаться.

***

Разумеется, в каждых конкретных клиент-терапевтических отношениях действует лучше то, чем пользовались конкретные родители конкретного клиента. Обычно более или менее опытные терапевты хорошо чувствуют, где у клиента «педаль». Ведь до того, как они начинают проделывать что-либо из данного списка, они уже обрели некую информацию об особенностях клиента и его детстве. Терапевты, которые не задумываются о том, что они делают, часто делают именно это. Казалось бы, мы с вами приблизились к самому интересному месту: работа с трансфером. Этого мы обсуждать не будем. Признаюсь, моя задача заключалась исключительно в том, чтобы вас проблематизировать. Давайте будем внимательны, дорогие коллеги. Профессиональная супервизия и непрерывное обучение у правильных людей помогут нам оставаться не только людьми, но и профессионалами. Удачи! Smile

Полина Гавердовская
_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Пн Июл 07, 2014 7:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ирина Владимировна Жукова.
Дефектолог, логопед, сурдопедагог
Санкт-Петербург.

С В17

Размышления в пять утра...

Почитала тему про заблуждения... чота до чиво тема жуткое дело...
Тижолая на меня есле... ну мне туда пейсать ваще нечего, у меня пока одни заблуждения... гг ))
Но вот однако как бы заблуждения клеентов чтоп выяснить... потомушта я то скорей клиент и тут у меня многа было разных заблуждалов, а щас вижу, у людей вокруг их опять многа очень...
Какбута, некоторые щетают, псехолог - это такое чудовище, придет... все перевернет... и фсьо. Душа наезнанку, а чиловек уже другой и не он... тупо же... а многие глубоко так щетают, поэтому не идут к психологу нивкакую, я уже замучилась с этим... у чиловека проблем, больше чем он весит, а он сидит, жует и неходит... почему?! О_О
А када вдруг наконец человек, да, он решаецца прийти и начинается полное здрассте. А он то себя уломал уже от проблем вжосткую - мол, ладна, переделывайте мне душу, потомушта я уже жить не могу, от проблем небушка невидать. И вот клеент, красава такой приходит... а псехолог на ево сморет и чо, мол?! И тут у многих начинает активно протекать, помоиму... и не процесс, а крышка... вот и клоны нам...
Люди не понимают потомушта... ну я таг думайу. Они не понимают чиво и как делает психолог... думают, ща они сдадуцца, от их проблемов отберут, уколдуют... мол, как в анеке про энурез...
- как дила?
- сходил к психологу!
- о! И у тебя прекратился энурез?!
- НЕТ!!! Но теперь я этим ГОРЖУСЬ!!

А психолог то ничего такова не думоет и ждет, когда же уже этот штрих выкладет свою проблему и куда-нить с ей двинет ее решать...

Люди то на полном серьозе не догоняйут, а почему им вопросы задают непонятные? А посоветавайте же мне как жить та!
И они не понимают!!!
А с чего вдруг они начнут понимать... информация - основа интуиции...
А инфа приходит какаята им непонятная. Вот была Марьванна дура дурой, ходила вся "всегда одета, как уборщица", и вдруг.. ой хто ета, хто ета?! А чиво случилось?
1. А щас она все бросит, бизнес, семью, щастье!!! И начнет тем лохам рассказывать про курс личной терапии... ога. Ждиття.
2. А ок, она рассказала... но серавно ж непонятно нифега... потомушта какая фигня! Из наманай бабы (привычной!) сделале кокоето жосткое сусиство с улыбкой до колен... МАМО! Подменили... не ужос ли ужос...

Ну, вот и гы. Кто ш посля етава сунецца та...

Эээ... вот у нас поетаму тут и клоны... отчасти,.. так думаю. Это еще могут быть не просто левые засланцы, кто случаем забрел... а тут же бывшие, но озлившиеся... потомушта!
Они пришли, скозале, мол - болит от тута! Лечите.
А им про - чиво бы вы хотеле в результате?

Да блин! Чиво хотеле! Да вот же грю, больна - от тут, лечите! Шо вы мне тюльку гоните и уходите от отвецтвенасте!

Ну, т.е. я таг думаю, что... так бываит )))
_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Пн Июл 07, 2014 7:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Как довести психотерапевта до нервного срыва. Методическое пособие.

Этот самодовольный хлыщ вознамерился решить Ваши проблемы? Вот так, запросто? Те, которые мучили Вас всю Вашу жизнь! Как бы не так, даром ему эта самонадеянность не пройдет!

Сразу предупредите терапевта, что об Ваш случай уже поломало зубы немало специалистов.

Убеждайте терапевта в том, что Вам никогда и ничего не поможет, что в терапию Вы пришли от отчаяния, но теперь поняли, что зря только потратили время и деньги.

Сообщите терапевту, что по Вашему мнению он недостаточно проработан, лучше детально это аргументировать примерами из терапии.

Акцентируйте внимание на том, что и как почувствовал и подумал терапевт в ответ на Ваши слова, устраивайте подробнейший расспрос, въедайтесь в мелочи, ловите на противоречиях.

Подозревайте Вашего терапевта в неискренности.

Попробуйте выяснить, как часто он супервизирует Ваш сложный случай, и что говорит ему супервизор.

Найдите терапевта в социальных сетях, пишите ему побольше личных сообщений, подробно объясняйте, как и где он не прав.

Расскажите терапевту, что обсуждали его на форуме, и встретили там немало сочувствия.

В заключение можно пожаловаться на финансовые сложности и попросить скидку.

В случае отказа смело обвиняйте терапевта в черствости и бессердечии.

А если серьезно, то все это действительно возможно и клиент, который это устраивает, но при этом остается в терапии и не уходит, может иметь очень даже неплохой результат со временем.

Голланд Этель Викторовна
_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Пн Июл 07, 2014 8:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я ненавижу тебя, но не бросай меня!
Пограничное личностное расстройство в экзистенциально-феноменологической перспективе.

Если мы сфокусируем пограничное расстройство личности (ПРЛ) до одной точки, то можно сказать, что это человек, страдающий от нестабильности своих внутренних импульсов и чувств. Люди с ПРЛ могут испытывать яркие чувства, от любви до ненависти, но особенность в том, что эти чувства возникают только в процессе взаимодействия с другими людьми. И эти импульсы — это способ, которым они устанавливают контакт с миром.
Если посмотреть на симптомы ПРЛ, то первый — постоянные отчаянные попытки избежать отвержения, как реального, так и воображаемого. И это центральный симптом. Они не могут выдерживать одиночества. Даже точнее — не одиночества, а оставленности. Они могут быть наедине с собой, но не переносят, когда их кто-то оставляет.
Второй симптом вырастает из первого — очень высокая интенсивность и нестабильность личных отношений. Человек с ПРЛ то идеализирует, то обесценивает своего партнера, и это может происходить чуть ли не одновременно.
Третий симптом — эти люди не знают, кто они. Их представление о себе тоже очень нестабильно. Они не понимают, что с ними происходит, что для них на самом деле важно. Сегодня может быть одно, а завтра другое. Это такая же нестабильность в отношениях с самими собой, как и с другими людьми.
Четвертый симптом — это импульсивность. К ней их подталкивает нестабильность. И особенность этой импульсивности в том, что она вредит им самим. Скажем, они могут устраивать сексуальные эксцессы, или потратить большое кол-во денег. Или они могут злоупотреблять ПАВ. У них могут быть мощные импульсы, тяга к тому, чтобы напиться, а потом — долгие месяцы никакого алкоголя. И зависимость, которая может возникнуть — это часто следствие их РЛ. Булимия — чаще у женщин. Опасное вождение на высокой скорости. Многие из этих импульсов приводят их к опасности.
Пятый симптом. Люди с ПРЛ живут настолько близко к грани бытия, что они часто могут совершать попытки суицида. У них есть этот импульс, направленный на себя и им не так уж сложно совершить эту попытку, и они не так уж редко умирают от суицида.
Шестой симптом — эмоциональная неустойчивость. Их настроение может меняться очень быстро и очень сильно. То у них депрессия, через час раздражение, через пару часов — тревога.
Седьмой симптом — хроническое преследующее их чувство внутренней пустоты. Внутри себя они не чувствуют ничего, испытывая пустоту они постоянно ищут каких-то внешних стимулов, толчков в виде секса, веществ или чего-то еще, что бы их подтолкнуло, чтобы что-то почувствовать.
Восьмой симптом — неадекватно сильный гнев, который сложно контролировать. Они часто демонстрируют свой гнев. Для них нет проблемы кому-нибудь врезать, кого-то побить на улице, кто к ним пристает или дотрагивается до них.
Девятый симптом — паранойяльные проявления воображения или симптомы диссоциации. Они чувствуют, что другие люди хотят им повредить, контролировать их. Или у них может быть внутренняя диссоциация, они могут испытывать чувства и импульсы, одновременно не осознавая их.

Если посмотреть на эти симптомы, то можно выделить три основных группы.
1. Интенсивность импульсов.
2. Нестабильность.
3. Импульсивность поведения, которое подчинено динамическим импульсам.
Все это придает их личности очень большую энергию. И мы видим, что это настоящее страдание. И когда эти люди действуют под влиянием импульсов, это значит, что они не принимают решения о своем поведении, а с ними что-то происходят. Они могут не хотеть вести себя таким образом, но не могут подавить себя или сдержать. Этот импульс настолько силен, что они должны подчиниться ему или взорваться.

А теперь с поверхности мы пойдем в глубину, чтобы понять суть их страдания.

Чего им не хватает, что они ищут? Они ищут себя. Они постоянно ищут себя в себе и не могут найти, они не понимают, что они чувствуют. Их чувства говорят им, что их не существует. Я могу работать думать, общаться, но существую ли на самом деле? Кто я такой?
И, конечно, жить в таком состоянии очень трудно. Можно рационально к себе относиться, но из этого внутреннего ощущения сложно жить. Человек хочет выйти из этого состояния внутренней серости и пустоты.
Как же он пытается разрешить эту ситуацию? Он стремиться испытать какое-то переживание, которое спасет его от этой пустоты. И в первую очередь это переживание в отношениях. Когда они в отношениях, у них появляется жизнь, они чувствуют, вот теперь-то я существую. Им нужен рядом кто-то, чтобы благодаря этому человеку, у них возникло ощущение самого себя.
Но если рядом нет другого, и они находятся в сложной ситуации, им надо почувствовать себя, свое тело. Они могут резать себя ножами или лезвиями. Или они могут тушить сигареты о свою кожу, или прокалывать иголкой. Или пить очень крепкий алкоголь, который жжет изнутри. Совершенно разные способы. Но чувство боли — приносит удовольствие. Потому что когда я испытываю боль, у меня возникает ощущение, что я существую. У меня возникают какие-то отношения с жизнью. И тогда я понимаю — вот он я.
Итак, человек с ПРЛ страдает, потому что у него нет представления о себе, потому что он не чувствует себя. У него нет внутренней структуры я, ему постоянно нужен аффективный импульс. Без импульса, он не может выстроить структуру я. И возникает ощущение, что если я не чувствую, то я не живу. А если я не чувствую, то я — не я, я не являюсь собой. И это верно, если мы не чувствуем, мы не можем понять, кто мы, сама такая реакция на отсутствие чувств нормальна.
Но способ, который они выбирают, дает облегчение здесь и сейчас, но не дает доступа к своим чувствам. И у человека с ПРЛ могут возникать фейерверки чувств, а потом опять темные ночи. Потому что он применяет неправильные способы, чтобы испытать чувства, например, чтобы утолить свой эмоциональный голод, они могут злоупотреблять отношениями.
Можно представить себе, что пограничные пациенты близки к депрессивным, но есть разница. У депрессивного человека есть ощущение, что сама жизнь нехороша. Он тоже испытывает нехватку жизни. Но сама жизнь нехороша. Тогда как у человека с ПРЛ может быть ощущение, что жизнь хороша, жизнь может быть очень прекрасна, но как ее достичь?
Пойдемте еще немного вглубь. Откуда берется нестабильность, переход из противоположности в противоположность, из черного в белое?

Люди с ПРЛ имеют позитивный опыт встречи, и переживают его как нечто очень ценное. Когда они чувствуют любовь, они чувствуют большую жизнь внутри себя, как и мы все. Например, когда их хвалят перед какой-то группой людей, они могут испытывать очень хорошие чувства и начинают ощущать себя. Мы все так реагируем на эти ситуации — они приближают нас к самим себе.
Но мы в норме и так находимся в достаточно близких отношениях с собой. Тогда как человек с ПРЛ начинает с нуля. То у него внутри пустота, полное ничто, то он испытывает любовь, похвалу и внезапно приближается к себе. То у него не было ничего, никакого ощущения и вдруг такое яркое. И это его приближение к себе возникает только благодаря тому, что есть кто-то другой. Это не его собственный в нем укоренненый процесс, а процесс, который зависит от чего-то внешнего. И этот человек примерно как голограмма: смотришь на нее и кажется, что это что-то настоящее, но это просто эффект внешних пересекающихся лучей.
И тогда люди, которые его любят, хвалят, воспринимаются, как абсолютно хорошие, идеальные, потому что они позволяют почувствовать себя так хорошо. Но что же происходит, если эти люди вдруг говорят что-то критическое? И человек с этой высоты внезапно проваливается не просто туда, где он был, а куда-то еще глубже. Он начинает чувствовать, что другой человек разрушает его, уничтожает. Он уничтожает его ощущение себя, причиняет боль.
И, конечно, разумно представить себе, что человек который делает такие гадости, просто плохой человек. Тот самый человек, который казался ангелом, вдруг кажется дьяволом. И этот опыт можно назвать адским, потому что человек вновь не понимает, кто он. Когда он выпадает из этого симбиоза с людьми, которые дают ему хорошие чувства, и выпадение из этого симбиоза настолько болезненно, что это переживание нужно отделить. Разделить, разорвать что-то, что его с этим чувством связано.
Он может разделить другого человека во времени, например, отца или мать — раньше он был такой прекрасный, а теперь дьявол, потому что внутренне эти переживания очень трудно совместить с одним человеком. В один момент отец хвалит, говорит что-то хорошее. Но как же тогда можно представить себе, что тот же самый отец может в другой момент сказать, а теперь у тебя вот такая ерунда, мусор, переделай это пожалуйста.
И если в норме мы понимаем, что критика и похвала, позитивное и негативное — это все отчасти общая реальность, то для пограничного человека невозможно их вместе соединить. Потому что в один прекрасный момент у них отличные отношения с собой, а в следующий — пустота и только боль внутри. И человека, которого он только что любил, он вдруг начинает ненавидеть. И эта ненависть вызывает много гнева и он может проявлять агрессию или возникают импульсы, чтобы ранить себя. И эта разделяющая диссоциативная реакция характерна для пограничных личностей.
Это разделение связано с тем, что они не хотят испытывать те чувства, которые испытывают, когда их критикуют. Критика настолько болезненна, что они чувствуют, что растворяются. И они защищают себя, пытаясь поддерживать этот симбиоз. Чтобы вернуться в то состояние, когда их любили, хвалили, потому что это то состояние, в котором они могут жить. Но это внутреннее позитивное ощущение себя искусственно, в том смысле, что оно целиком зависит от другого человека. У них нет внутреннего представления о себе, поэтому они все проецируют вовне, и пытаются вовне что-то понять.
Можно сравнить это с поведением пятилетнего ребенка: он может закрыть глаза и думать, что этого больше нет. Тоже самое делает пограничный человек на психологическом уровне: он отделяет что-то и этого как бы больше нет.
Что говорит нам феноменологический подход и экзистенциальный анализ? Что приводит человека к утрате себя?
Эта утрата себя связана с двумя вещами.
С одной стороны они постоянно переживают насилие и какое-то непостоянство других, во власти которых они находятся. В их прошлом могут быть травматические опыты, связанные с эмоциональным или сексуальным насилием. Когда человек просто не может понять, когда их хороший родственник так себя повел. Эти противоположные опыты переживания, связанные с важными для них людьми как бы разрывают их в разных направлениях. Часто это люди, выросшие в семьях, где было много напряжения, скандалов, амбивалентности.
Опыт, вынесенный с детства, можно сформулировать феноменологически так.
Взрослый, или кто-то из внешней среды говорит им: будь здесь, делай что-то. Ты можешь быть здесь, но ты не имеешь права жить. Т.е. пограничные дети чувствуют, что они имеют право быть, но быть только в качестве предмета, средства для решения каких-то чужих задач. Они не нужны как человек, у которого есть свои чувства, который хочет по своему реагировать на жизнь, вступать с ней в отношения. Они нужны только как инструменты.
И это самая первая форма вот этого внутреннего разделения, когда человек вырастает вот с таким мессаджем, с таким переживанием, и это основа его будущего разделения.
Но в ответ на эту реальность у него возникает внутренний импульс: но я же хочу жить, я хочу быть самим собой! Но ему не позволяют быть самими собой. И этот внутренний голос подавляется, заглушается. И остается всего лишь импульсом.
И эти импульсы пограничного человека — это совершенно здоровые импульсы, направленные против внешней агрессии. Против внешней реальности, которая заставляет его разрываться, разделяться, не быть собой. Т.е. снаружи их отделяют от них самих, разделяют, а изнутри идет своего рода бунт против этой ситуации.
И отсюда идет постоянное напряжение.
С пограничным расстройством связано очень мощное внутреннее напряжение. И это напряжение придает их жизни интенсивность. Это напряжение им нужно, оно важно для них. Потому что когда они испытывают это напряжение, они немножко чувствуют жизнь. И они даже не сидят расслаблено, спокойно, они все время как бы немножко подвешены, их мускулы напряжены. Он сидит в своем пространстве, на своей опоре.
И благодаря этому внутреннему напряжению, он защищает себя от внутренней боли. Когда у него нет напряжения, когда он находится в состоянии полного расслабления, он начинает испытывать боль, связанную с бытием самими собой. Как больно быть самим собой! Если бы не было внутреннего напряжения, он как бы сел бы в кресло с гвоздями. И вот это внутреннее напряжение с одной стороны придает ему жизнь, с другой защищает его от внутренней боли.
Мы задумались о том, как же человек приходит к этому состоянию разделенности, разрыва и увидели, что его жизненный опыт приводит его к такой ситуации. Сама жизнь была для него противоречива.
Еще одна особенность, это развитие некоторых образов. Вместо того, чтобы видеть реальность таковой, какова она есть, человек с ПРЛ создает для себя идеальный образ реальности. Его эмоциональный вакуум заполняет мыслями, воображением. И эти воображаемые образы, придают пограничному человеку некоторую стабильность. И если кто-то начинает разрушать этот внутренний образ или если реальность ему не соответствует, то он реагирует на это импульсивно. Потому что это утрата стабильности. Любое изменение образа того, как ведет себя отец или мать приводит к ощущению утраты опоры.
Что же происходит, когда этот образ разрушается или изменяется? Тогда образ идеального человека заменяется другим. И для того, чтобы убедиться, что такой утраты идеала больше не произойдет, образ человека, который был идеальным они превращают в полную противоположность. И благодаря этому изменению образ дьявола больше не придется менять, можно быть спокойным.
Т.е. образы заменяют собой те чувства, мысли и реакции на реальность, которые помогают жить и обходиться с этой реальностью. Идеальные образы становятся более реальными, чем реальность. Т.е. они не могут принять то, что им дано, что на самом деле есть. И вот эту пустоту из-за того, что они не принимают реальность, они заполняют образами.
Самое глубокое переживание пограничного пациента — это боль. Боль, от того, что если ты уходишь, то я утрачиваю себя. Поэтому это подталкивает их затягивать других людей в отношения, не выпускать их. Понимаете ли вы в чем суть боли пограничного пациента? Основная идея в том, что если другой меня бросает или я перестаю чувствовать боль, то я утрачиваю связь с самим собой, это как своего рода ампутация чувств. Чувства угасают, внутри все становится темно и человек утрачивает контакт с собой. Он чувствует, что его не принимают, не видят, не любят таким, какой он есть и этот опыт в прошлом приводит к тому, что он не принимает и не любит сам себя.
Их поведение в отношениях можно описать как "я не с тобой, но и не без тебя". Они могут быть в отношениях только тогда, когда они в этих отношениях доминируют и когда эти отношения соответствуют их идеальному внутреннему образу. Потому что у них есть очень много тревоги, и когда другой человек уходит от них или делает что-то иное, это вызывает еще больше тревоги.
Для них жизнь — это постоянная битва. Но жизнь должна быть простой и хорошей. Им приходится постоянно бороться и это не справедливо. Им сложно обходиться с собственными потребностями. С одной стороны у них есть ощущение, что у них есть право на их потребности. Они нетерпеливы и жадны по отношению к своим потребностям. Но в то же время они не способны что-то хорошее для себя сделать, они могут сделать это только импульсивно. Они не понимают кто они, и поэтому провоцируют других людей.
Итак, пограничные пациенты очень часто проявляют агрессивность, когда чувствуют, что кто-то их бросает или не любит, но когда они чувствуют, что их любят, когда с ними обходятся хорошо, они очень теплые, добрые и милые.
И если, например, через пару лет брака партнер говорит, что я хочу развестись, то пограничный может изменить свое поведение таким образом, что жизнь в браке становится прекрасной. Или он может отреагировать импульсивно и сам первым подать на развод или расстаться. И предсказать как он именно он будет себя вести очень сложно, но это явно будет экстремально.
Они живут экстремальной жизнью, они могут работать на полную катушку, ездить на полной скорости, или заниматься спортом до изнеможения. Например, один мой пациент катался на горном велосипеде и спускался с горы на такой скорости, что он понимал, если на его пути попадется что-то, он сломает себе шею. И точно так же ездил на своем БМВ, и чувствовал, что если на дороге окажутся листья, то его с дороги снесет. Т.е. это постоянная игра со смертью.
Как же мы можем помочь пограничному человеку в терапии?
В первую очередь им нужна конфронтация. Т.е. нужно встречаться с ними лицом к лицу и показывать им себя. Оставайтесь с ними в контакте, но не позволяйте им реагировать импульсивно. Не поддавайтесь на их импульсы и говорите, например, "я хочу это обсудить, но хочу обсудить спокойно". Или, "нужно ли вам действительно вести себя так агрессивно, мы можем обсудить это вполне спокойно".
Т.е. с одной стороны оставайтесь с ними в отношениях, продолжайте протягивать им руку, но не позволяйте обходиться с вами так, как диктуют их импульсы. И это лучший способ для пограничных пациентов, как они могут научиться переключать свои импульсы и вступать в контакт.
Самое худшее, что можно сделать, это при конфронтации с ними отвергнуть их и отпихнуть их. И это стимулирует их психопатологию. Только в том случае, если вы эту конфронтацию совмещаете с поддержанием контакта, продолжаете быть с ними говорить, тогда они могут выдержать эту конфронтацию.
Демонстрируйте им ваше уважение. Например, "я вижу, что вы сейчас очень раздражены, взбешены, наверное, это что-то важное для вас, давайте мы об этом поговорим. Но прежде вы успокойтесь и после этого мы поговорим об этом".
И это помогает пограничному пациенту понять как он может быть, кем он может быть в ситуации, когда к нему подходит другой человек и позволяет ему вступить в контакт. И это очень важный ресурс, который можно использовать и в отношениях с пограничными людьми, которые для нас коллеги, партнеры. Это не может их вылечить, этого мало, но это такое поведение, которое не стимулирует их расстройство еще больше. Это дает им возможность немного успокоиться, и вступить с ним диалог.
Можно работать с пограничным человеком в одной команде десятилетиями, если вы знаете, как с этим человеком обходиться. И если вы сами при этом достаточно сильны, как личность. И это вторая важная вещь. Если вы слабы, или у вас есть травматический опыт, связанный с агрессией, вы чувствуете себя травмированным, то вам будет очень тяжело находиться в отношениях с пограничным пациентом. Потому что обходясь с ним, нужно постоянно быть укорененным в себе. И это нелегко, этому нужно учиться.
И вторая вещь, которой пограничные пациенты должны научиться — это выдерживать себя и выносить свою боль.
И если посмотреть очень кратко на психотерапевтический процесс, то он всегда начинается с консультативной работы. Помочь на первом этапе обрести некоторое облегчение внутреннего напряжения, облегчение в жизненной ситуации. Мы работаем как консультанты с их конкретными проблемами в отношениях в их жизни, на работе. Помогаем им в принятии решений, в обретении жизненной перспективы, и в каком-то смысле это обучающая работа. Мы помогаем им учиться замечать свою агрессию.
Эта работа продолжается первые пару месяцев, полгода, иногда больше. Эта работа на консультативном уровне необходима, чтобы получить доступ на более глубокий уровень. Для пограничного пациента не очень помогают фармакологические средства, лекарства.
И после первого этапа облегчающей работы связанной с консультированием по жизненным проблемам, мы переходим на более глубокий уровень. Мы учим их занимать позицию. Позицию по отношению к самим себе. Лучше видеть себя. Например, мы можем спросить, "что ты думаешь о себе, о своем поведении?" И обычно они отвечают что-то вроде, "особо я не задумывался, я не достаточно ценен, чтобы задумываться". И в процессе работы вы пытаетесь понять, как так вышло и как им придти к тому, чтобы уважать себя.
И первая часть этой работы — это работа с самим собой. А вторая часть — это работа над отношениями с другими людьми и биографическим опытом. И в процессе терапии у них может возрастать боль и возникать суицидальные импульсы. Они испытывают ампутацию утраты чувств. И мы можем давать им информацию, что боль, которую вы испытываете не может вас убить, попробуйте просто выносить ее. Очень важно помочь им войти в процесс внутреннего диалога с собой. Потому что терапевтические отношения — это зеркало, которое отражает то, как они чувствует себя внутри, как они с собой обходятся.
Психотерапия пограничного пациента — это сложное искусство, это один из самых сложных диагнозов в смысле работы с ними. На протяжении долгих лет у них могут быть суицидальные импульсы, они могут агрессивно обходиться с терапевтом, сваливаться обратно в свое расстройство. Такая терапия продолжается 5 - 7 лет, вначале с еженедельными встречами, потом раз в 2 - 3 недели.
Но им нужно время для того, чтобы вырасти, потому что когда они приходят в терапию, они как маленькие дети 4 -5 лет. И сколько нужно времени для того, чтобы ребенок вырос и стал взрослым? Мы вырастаем за 20 -30 лет, а они должны за 4 - 5 лет. И большинстве случаев им приходится обходиться еще и со сложными жизненными ситуациями, которые над ними совершают очень большое насилие. Т.е. им нужно совершать очень большое усилие, чтобы обходиться со своими страданиями и оставаться в терапии.
И сам терапевт тоже может многому научиться, вместе с ними мы тоже вырастаем. Поэтому работа с пограничными пациентами стоит того, чтобы ею заниматься.

ethel_h Живой Журнал. Конспект лекции Лэнгле по пограничному личностному расстройству.

_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2014 12:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Евгения Фоминых


Когда любовь убивает или «вампиры-вегетарианцы» в аналитической ситуации.


Доклад на III Зимней Школе НФП-ЕКПП-Россия, г. Екатеринбург, 4-6 феврала 2011 г.


«Вестник психоанализа» - 2010. — N 2. - С. 73-82.


Ты мой личный сорт героина.

С. Майер. Сумерки



В сообщении будет описана категория пациентов, чьи бессознательные конфликты, сфокусированные вокруг проблемы зависимости, в аналитической ситуации создают особый, трудноразрешимый тип сопротивления.

Название «вампиры-вегетарианцы» родилось по аналогии с героями популярной «вампирской саги» «Сумерки» американской писательницы Стефани Майер. Это серия романов, посвященных любви обычной 17-летней школьницы и юноши-вампира, чей возраст по человеческим мерка перевалил за столетний рубеж.

Главный герой принадлежит к клану вампиров, называющих себя «вегетарианцами», т.к. они питаются не человеческой кровью, а кровью животных.

С помощью «вегетарианской» диеты вампирам удается контролировать свою жажду, они не опасны для людей. Помимо традиционных атрибутов вампиров — бессмертия, красоты, огромной физической силы - «вампиры-вегетарианцы» обладают паранормальными способностями. Они могут читать мысли, предвидеть будущее, управлять чужими эмоциями и т. п.

Несмотря на взаимное чувство, влюбленный юноша-вампир жестоко страдает. Кровь его возлюбленной оказалась для него невероятно привлекательной. Запах девушки вызывает у него сильнейшую жажду и толкает на нападение. Вампир понимает, что является угрозой для своей возлюбленной, пытается порвать с ней, но не может заставить себя уйти, демонстрируя все признаки любовной аддикции.

В разлуке с ней все кажется ему бессмысленным. Его гложет тревога, мучает ревность, опасения, что с девушкой в любой момент может произойти несчастный случай, ему нужно постоянно видеть ее, знать, о чем она думает, что делает. Но самообладание дается ему ценой огромных усилий. Стремясь обуздать в себе монстра, юноша-вампир ожесточенно борется со своей природой. Из страха за безопасность девушки он не только подавляет свой голод, но и отказывается и от сексуальных отношений с ней.

Тем не менее, вампир отвечает отказом на все просьбы девушки укусить ее и превратить в вампира, поскольку не хочет губить ее бессмертную душу. Ей удается добиться желаемого лишь в обмен на брачные обеты. Вскоре после свадьбы девушка беременеет, но ребенок оказывается наполовину вампиром и уничтожает мать изнутри. Во время родов она едва не погибает от тяжелейших травм, но муж спасает ее, превращая в вампира. Став вампиром, девушка обретает бессмертие, вечную любовь и сверхъестественные возможности [8].

Как и многие другие вампирские сюжеты, «Сумерки» - разновидность классической сказочной истории о Красавице и Чудовище, которая в том или ином варианте существует во многих культурах. Русскоязычному читателю сказка известна в изложении С. Т. Аксакова под названием «Аленький Цветочек: Сказка ключницы Пелагеи» [ 2 ].

С психоаналитической точки зрения сюжет о Красавице и Чудовище можно прочесть как историю взросления девушки-подростка, преодолевающей конфликты по поводу собственной и мужской сексуальности. Посредством союза с Чудовищем девушка превращается в женщину и находит супруга [3, 7].


Любовь, ставшая голодом

-Объясни, почему Вы охотитесь на животных, а не на людей?...

- Не хочу быть монстром!...

- Но ведь животных тебе мало?...

- Наверное, это похоже на замену мяса соей. Мы в шутку называем себя вегетарианцами. Кровь животных не полностью удовлетворяет голод, или в нашем случае – жажду, но ее достаточно для поддержания жизни.

С. Майер. Сумерки.

Любой текст допускает многоуровневое прочтение. Остановимся на теме голода, терзающего влюбленного вампира и заставляющего оберегать любимую от самого себя. Этот мотив вслед за Р. Фэйрберном можно назвать любовным голодом [6, с. 28].

Известно, что еда — одно из самых сильных чувственных удовольствий. Самое первое удовлетворение в жизни человека связано с поглощением пищи. Кормление для младенца— одновременно первый опыт социальных и любовных отношений, в которых обладание объектом означает его инкорпорацию в собственное тело. Если нормальные потребности ребенка в пище, заботе, эмоциональном контакте с матерью адекватно не удовлетворяются, они усиливаются, приобретая агрессивный характер, начинают вызывать страх.

«Вампиры-вегетарианцы», обращающиеся за терапией, испытывают голод настолько всепоглощающий, отчаянный, ненасытный, что из-за страха разрушить объект любви наилучшим выходом для них представляется отказ от отношений.

К нам их приводят последствия такого решения – изоляция, одиночество, дистанцирование от своих чувств, от тела, восприятие себя как автомата, робота, пустота, скука, бесчувствие, переживание себя как никчемного, ощущение, что жизнь проходит мимо. При этом собственно голод у этих пациентов может быть похоронен «под толстым тяжелым одеялом защит» [9]. Очень часто они изолированы от своей ненасытности, проецируя ее на окружающий мир. В результате внешний мир воспринимается как преследующий, «пожирающий», «порабощающий», а взаимодействие с людьми – как ведущее к «исчезновению», «растворению», утрате собственной индивидуальности.

Так, 36-летняя пациентка А. на первом году терапии следующим образом описывала свои затруднения: «Я как инопланетянка из одного фантастического рассказа. Инопланетяне встретили в космосе корабль землян, но у них на планете атмосфера из фтора. А фтор очень ядовит для людей, поэтому они могли общаться только через особое защитное стекло. Они давно ищут братьев по разуму, но все время попадаются только кислородные планеты».

Пациент Б., 32 года, первый год терапии: «Я понимаю, что сам к Вам пришел, мне нужна помощь. Но я боюсь, что Вы получите доступ к управлению моим сознанием и можете как-то незаметно на меня повлиять, на мои взгляды и убеждения, которыми я очень дорожу. Замените, например, мои мысли своими или правильными с точки зрения общества и превратите в обычного среднестатистического обывателя».

Пациентка В., 25 лет, на первом году терапии рассказала: «Я живу как бы в таком шаре – меня из него не видно, а мне видно всех. Из своего шара я наблюдаю за другими людьми как за подопытными, изучаю, как они живут, что говорят, а меня при этом как бы нет. Шар – он для того, чтобы держать людей на дистанции, ведь если я с кем-то – я сразу исчезаю, меня нет, есть только этот человек. Правда, когда долго ничего не происходит, становится скучно. Но как только можно стать с кем-нибудь друзьями, я от всех избавляюсь».

При изучении биографических данных этих пациентов обращают на себя внимание многочисленные травматические события в первые месяцы их жизни, а также специфические особенности отношения к ним родителей, прежде всего, матери.

Часто это дети, появившиеся на свет в результате незапланированной беременности, нередко после повторных абортов, на фоне материальных затруднений, семейных конфликтов, развода. Отрицательное отношение матери к беременности нередко сопровождалось осложнениями в течении беременности и родов, проблемами с грудным вскармливанием ребенка.

Материнское отношение к «вампирам-вегетарианцам» характеризовалось явным или скрытым эмоциональным отвержением, психологическим неприятием ребенка, ощущением, что он «не тот», «не такой». Эмоциональный уход от ребенка часто сопровождался физическим отсутствием матери. В историях жизни этих пациентов имеются сведения о ранних внезапных сепарациях с матерью в период новорожденности, госпитализациях, множественном материнстве с частой сменой ухаживающих лиц и т. п.

Дефицит эмоциональной вовлеченности мог сочетаться с авторитарным родительским отношением, жестким контролем всей жизни ребенка, эксплуатацией пациента в интересах одного или обоих родителей. Зачастую родительская пара состояла из отвергающего родителя одного с ребенком пола и соблазняющего, нарушающего границы родителя противоположного пола.

Таким образом, будущие «вампиры-вегетарианцы» с самого раннего возраста попадали в невыносимое положение. Воспринимаемые родителями как вещь или в качестве нарциссического расширения, они не имели возможности выразить им свои потребности. Мир, в котором они существововали («мать как среда» Д. Винникотта), был одновременно и пугающей пустотой, не дающей насыщения, и пугающим преследователем, враждебным и нетерпимым. От депривации их не находящие отклика потребности лишь усиливались и начинали восприниматься самим ребенком как «пожирающие» и опасные, со стыдом и сильнейшим чувством вины.

Р. Фэйрберн, описывая эту ситуацию, назвал ее «исключительно трагичной»: «Ребенок осознает, что он не любим и не признается личностью собственной матерью и что, в действительности, она не принимает его любовь и не считает ее чем-то хорошим... Он чувствует, что она отказывается принять его любовь, потому что его любовь деструктивна и плоха... Он запирает ее в себе, т. к. чувствует, что она опасна для его объектов» [12].

В качестве иллюстрации приведу высказывание пациентки Г., 23 года, сделанное на третьем году терапии: «В детстве я могла понравиться всем. Женщины на улицах подходили, дарили конфеты за красоту. Только моей матери невозможно было понравиться. Я из кожи вон лезла, но это было невозможно – как дойти пешком до Луны. Страшнее всего - любить! Это делает тебя такой уязвимой! Никогда никому больше не поверю, не скажу о том, чего хочу, ничего ни у кого не возьму! Мне ничего не надо! Правда, где-то прочитала, что голодание – это тоже пищевая зависимость…».

Вынужденные выживать в отсутствие безопасных и надежных объектных связей «вампиры-вегетарианцы» вытесняют свою детскую, нуждающуюся в объектах, голодную и испуганную часть. Происходит своеобразное «замораживание» ранних неудовлетворенных потребностей (потребностей в поддержке, заботе, в присутствии объекта) с возникновением расщепленной дефицитарной психической структуры, своего рода «коллекции реакций на столкновение» (Д. Винникотт) [6, с. 275]. Возможными последствиями ранней травматизации будут усиленное интеллектуальное развитие и формирование отчужденной и безэмоциональной ложной самости; развитие патологических нарциссических конфигураций – грандиозной самости и грандиозного идеализированного родительского образа [10, с.147-166].

Еще один результат травмирующего родительского отношения – идентификация с отвергающим садистическим объектом и идеализация этой жестокой деструктивной части личности с образованием ригидной патологической защитной организации [6, c. 275-318, 11]. Зависимость от чьей-либо помощи вызывает невыносимую тревогу; она связана с колоссальным страхом отвержения, и/или разрушения желанного объекта, с бессилием, беспомощностью, чувством униженности и стыда. Защитой от этих непереносимых чувств, которые невозможно ни осознать, ни выдержать ни проявить, становится недопущение зависимости в отношениях, стремление обходиться без посторонней помощи, культ знаний, силы и самодостаточности. Идентифицировавшись с отвергающим родителем, «вампир-вегетарианец» с ненавистью атакует своею потребность в других людях. Он считает зависимость проявлением слабости, преследует и презирает свою внутреннюю нуждающуюся часть, стремится развивать собственные навыки, получая тем самым мощное нарциссическое удовлетворение.

В качестве иллюстрации приведу высказывание уже упоминавшегося пациента Б., 32 года, первый год терапии: «Я называю это в себе «Добрый Пусик». Это жалость, радость, удовольствие, потребность в людях. И есть внутренний «надзиратель», что-то вроде учителя Йоды из «Звездных войн», очень строгий и сварливый. У него непререкаемый авторитет, его девиз: «Убей Пусика!»». Я к Вам пришел, чтобы максимально ослабить влияние Пусика. Я вообще не собирался Вам его показывать или давать ему голос, но не получилось...».

В сновидениях пациентов эта часть личности часто представлена образами жестоких могущественных существ, которые преследуют, нападают, удерживают в каком-либо замкнутом пространстве другую, уязвимую часть, часто маленького ребенка или животного.

Приведу сновидение пациентки А., 36 лет, относящееся ко второму году терапии: «Я стою днем на пл. Свободы. Непривычно - разгар рабочего дня, а нет ни людей, ни машин. Вдруг какой-то голос у меня за спиной говорит, что вчера на площади перерезало трамваем маленькую девочку, было много крови. Девочка с отцом были в больнице, она болела, ей нужен был уход. Когда они садились в трамвай на пл. Свободы, девочка упала и попала под колеса трамвая. Я все это слушаю, смотрю на пустую площадь и ничего не чувствую, только удивление, что куда-то исчезли все люди».

Сновидение пациентки Г., 23 года, третий год терапии: «Я попала на завод, где делают какой-то порошок для ракет. Много людей, они без респираторов, смог, я дышать не могу. Это меня убивает или убьет, а люди не обращают внимания — фасуют порошок по пакетам, конвейер куда-то катится. Они и живут на территории завода, все грязное, все застыло как есть, никуда не движется. Долго не могла выбраться оттуда, бегала туда-сюда с вещами. Рядом с заводом собаки и кошки — все инвалиды, как будто над ними издевались, с отрубленными лапами, открытыми ранами, их везут на убой. Я беру щенка и котенка — у них раны до кости, но они живые, ходят. Я беру их и убегаю к жилому дому. Предлагаю их прохожим, женщинам, чтобы взяли к себе. Одна соглашается и я поднимаюсь к ней в квартиру».

Эта внутренняя система - одновременно система самосохранения и самопреследования - является мощным источником сопротивления, способным заблокировать терапию.

Тропа канатоходца1

Я знал, что настанет момент, и я что-то скажу или ты что-то увидишь, что окажется уже за гранью приемлемого. И ты побежишь прочь с громкими воплями...Я не буду тебя удерживать. Я даже хочу, чтобы это произошло, потому что тогда я перестану быть угрозой для тебя. Но еще я хочу быть с тобой. Два желания, которые примирить невозможно…

С. Майер. Сумерки.

Когда «вампиры-вегетарианцы» приходят на консультацию, бросается в глаза общий недостаток жизненности в их облике. Это делает их отдаленно похожими на «призраков во плоти» или «живых мертвецов», какими традиционно изображают вампиров. Вместе с тем, их интеллект, жизнестойкость, высокая чувствительность, богатая внутренняя жизнь располагают к себе, а их страдание, скрытое под маской отчужденности, вызывает сочувствие, желание приблизиться, помочь.

Однако их конфликты, связанные с пассивностью, зависимостью, принятием помощи с самого начала создают серьезные трудности в терапии, вызывают у аналитика мощные контрпереносные отклики и нередко приводят к тупиковым ситуациям в лечении.

Драматичная история их жизни с неизбежностью воспроизводится в переносе. С одной стороны, «вампиры-вегетарианцы» ищут контакта с аналитиком. С другой стороны, они глубоко убеждены, что, в силу какой-то их необъяснимой «плохости», они невыносимы для своего окружения, никем не могут быть приняты и поняты. Ожидая разочарования и отвержения, эти пациенты изо всех сил стремятся избежать ситуации, где их самочувствие, понимание, выживание зависело бы от кого-то еще. Перспектива отказа от этих защит, столкновение с детскими тревогами и страхами представляется чрезвычайно угрожающей и вызывает отчаянное сопротивление.

Этот период может оказаться весьма продолжительным, бросая вызов терпению аналитика и его способности к контейнированию. Пациенты в силу своей глубокой амбивалентности в течение долгого времени могут оставаться «статичной закрытой системой» [6, с. 294-300], не способными ни принять помощь аналитика, ни прервать терапию. Это может проявляться в самых различных формах, например, в настойчивом стремлении девальвировать усилия терапевта.

Идентифицируясь в ходе терапии с психоаналитическим знанием, «вампиры-вегетарианцы» скоро становятся довольно искушенными в психологических вопросах. Пациенты соперничают с терапевтом, критикуют его, отрицают значение и роль терапии в своей жизни. Содержанием аналитического часа становятся интеллектуальное обсуждение отвлеченных вопросов, однообразные ноющие жалобы, недовольство отсутствием прогресса в лечении, сомнения в том, что аналитик может быть им полезен, регулярные сообщения о намерении прервать терапию.

При этом хороших отношений с аналитиком «вампир-вегетарианец» боится гораздо больше, чем плохих. Любое улучшение в самочувствии, осознание потребности в терапевте вызывают тревогу, воспринимаются как опасные и угрожающие и незамедлительно аннулируются.

Так, пациентка А., 36 лет, говорила на втором году терапии: «Я не понимаю, зачем я к Вам хожу, ничего же не меняется! Но гораздо хуже было бы, если бы у Вас оказалось вдруг что-нибудь нужное для меня. Я бы просто исчезла, остался бы только мой рот. Ни один нормальный человек этого не выдержит!»

Пациентка Г., 23 года, третий год терапии: «Это как в песенке: если у вас нету дома, его не разрушит пожар, нет собаки – ее не отравит сосед, нет жены – ее никто не уведет. Живешь как нищий - ничего нет, нечему радоваться. Но если ничего нет – нечего терять, никто не сможет ничего у меня отнять, сделать больно».

Аналитический процесс становится застывшим и безжизненным, возникает ощущение отсутствия контакта с пациентом. В контрпереносе аналитик может испытывать возрастающие бессилие, замешательство, безнадежность, раздражение, скуку, сонливость, чувствует себя никчемным, парализованным, разбитым. Вместе с тем, пациенты не прекращают лечение, продолжая регулярно приходить на сессии, что подчас является единственным маркером того, что они ищут помощи.

В других случаях пациенты достаточно быстро устанавливают с аналитиком позитивные отношения, внешне не нарушая психоаналитическую ситуацию. Это «идеальные» пациенты - милые, услужливые, внимательные, с хорошим чувством юмора. Они демонстрируют готовность к сотрудничеству, охотно предоставляют материал (например, описания снов), который, как им кажется, мог бы быть интересен терапевту, принимают его интерпретации. При этом их самочувствие, внешняя жизненная ситуация остаются практически неизменными. В терапии они тщательно избегают обсуждения эмоционально значимых тем, контакта со своей уязвимой детской частью, осознания и переживания заново той психической боли, которая живет в них.

Другой их бессознательной движущей силой является чувство вины за свой голод, Пациенты воспринимают терапевта как «пустую мать» из своего детства, а себя как «непосильную обузу», опасаются «мести» и отвержения за «ущерб», который они могут нанести аналитику, принимая его помощь. Они начинают «поставлять» интересные истории, «заботиться» об аналитике, «опекать» его, нередко проявляя выдающуюся чувствительность к конфликтам терапевта.

Возрастание доверия к терапевту, увеличение способности принимать его помощь происходят медленно и постепенно. На этапе, когда в «закрытой системе», которую представлял из себя пациент, открываются каналы коммуникации с аналитиком, возможно резкое усиление тревоги и очередное отступление в результате актуализации ранних травматических переживаний.

Пациент Б., 32 года, первый год терапии, так описывал свое состояние: «Я что-то вроде средневекового замка, куда никто не мог попасть – ворота на замке, стража, мосты разведены. И вдруг обнаружил, что у Вас теперь есть туда тайный ход. Это как нарушать правила, которые сам для себя и установил. Как в фильме «Чужой» – главная героиня сама своими руками открыла шлюзы, и эта тварь оказалась на корабле и всех потом уничтожила».

Если терапевту удается создать необходимую атмосферу доверия, происходит «размораживание» ранних неудовлетворенных потребностей пациента. Развивается интенсивная зависимость от аналитика, которая своей напряженностью и неотложностью напоминает потребность младенца в матери.

Это очень напряженный период в терапии, способный стать серьезной проверкой для аналитика. Большие трудности создают требовательность пациентов, интенсивное стремление к слиянию с аналитиком, сопротивление переживанию отдельности, необычайно острые и болезненные реакции на любые фрустрации («первичные агонии» Д. Винникотта) со страхом смерти, распада, ощущением падения в пустоту, серьезными депрессивными эпизодами [5], вспышками ярости. Аналитик в контрпереносе может чувствовать себя опустошенным, испытывать раздражение, желание отстраниться, ощущение что он вынужден предоставлять себя пациенту как донор, что он «исчезает», его «высасывают», «пожирают». Необходимыми условиями для того, чтобы пациент обнаружил в себе эти потребности и начал их постепенно осознавать, является принятие аналитиком такого рода переноса, его способность находиться в позиции «достаточно хорошей матери» [4], предоставлять пациенту достаточно времени и надежную и безопасную среду для встречи с самим собой.

Резюмируя, можно сказать, что терапия «вампиров-вегетарианцев» напоминает детскую игру «Канатоходец». Чтобы дать пациенту в аналитической ситуации возможность найти и принять самого себя, аналитику приходится балансировать в узком «коридоре»: находиться на оптимальной дистанции, избегая как чрезмерного приближения, так и чрезмерного отдаления, сопереживать пациенту и быть терпимым к его страданию, избегать как чрезмерной конфронтации, так и излишнего сочувствия. Аналитик должен быть надежным, доступным, но не вторгающимся, чувствительным к контрпереносу, в т. ч. к своему гневу, и способным контролировать свои чувства, способным к удовлетворению значимых ранних потребностей пациента и к их оптимальной фрустрации. И если терапевт соблазнился идеей помочь этому особенному пациенту и ему удается выживать вместе с ним, создаются условия для возникновения для «нового начала» [1, с. 211-240; 8, с.164].


Литература

Балинт М. Базисный дефект: Терапевтические аспекты регрессии. М.: «Когито-Центр», 2002.

Бедненко Г. Красавица и Чудовище: социально-ролевой и интрапсихический анализ сказки. [Электронный ресурс] URL: http://flogiston.ru/articles/therapy/beauty_beast (дата обращения: 30.01.2011).

Бедненко Г. Современная вампириана: новая мифология. [Электронный ресурс] URL: http://flogiston.ru/articles/therapy/vampire (дата обращения: 30.01.2011).

Винникотт Д. В. Маленькие дети и их матери. [Электронный ресурс] URL: http://www.winnicott.ru/Article.aspx?id=1066 (дата обращения: 23.01.2011).

Винникотт Д. В. Страх распада. [Электронный ресурс] URL: http://www.winnicott.ru/Article.aspx?id=3 (дата обращения 23.01.2011).

Гантрип. Г. Шизоидные явления, объектные отношения и самость. М.: ИОИ, 2010.

Кадыров И. М. Форум для встречи психоаналитических культур [Электронный ресурс] // Консультативная психология и психотерапия: электрон. науч. журн. 2010. № 2. URL: http://psyjournals.ru/mpj/2010/n2/30140.shtml (дата обращения: 23.01.2011).

Майер С. Сумерки. Новолуние. Затмение. Рассвет. М.: АСТ, 2009.

Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе. М.: Независимая фирма «Класс”. 1998. С. 246-266.

Немировский К. Винникот и Кохут. Новые перспективы в психоанализе, психотерапии и психиатрии: интерсубъективность и сложные психические расстройства. М.: «Когито-Центр», 2010. С.147-166.

Стайнер Дж. Психические убежища. Патологические организации личности у психотических, невротических и пограничных пациентов. М.: «Когито-Центр», 2010.С 162-181.

Р. Фэйрберн. Шизоидные факторы в личности. [Электронный ресурс] // Журнал практической психологии и психоанализа: электрон. науч. журн. 2006. № 1. URL: http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20060102 (дата обращения: 30.01.2011).

1 «Канатоходец» - игра на удержание равновесия. Участники чертят «тропу канатоходца», ширина тропы немного больше ширины стопы игроков. Задача игроков - пробежать по тропе, «не упав с каната».
_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тигринка
Модератор


Зарегистрирован: 25.04.2008
Сообщения: 5883
Откуда: Город-городоГ

Благодарности: 533

СообщениеДобавлено: Чт Окт 02, 2014 10:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Типа ничейный текст из сети. Не претендует на звание научной работы. Ну-с, сперто:
Цитата:

Психология бедности

Существует несколько распространенных причин такого поведения человека, при котором доступ к богатству для него перекрыт. Каждый из нас в жизни имеет то, что заслуживает. Такой философии подчиняется и финансовая состоятельность человека. Исповедуя психологию бедности, успешным стать невозможно. Интересный факт. Социологи выяснили, что бедные люди, как правило, избегают высокооплачиваемой работы. Страх перед большими деньгами и ответственностью – основные причины отказов от доходной работы. Вы хотите стать состоятельным человеком? Тогда придется менять психологические установки и уметь принимать ответственные решения.
Итак, представляем вам типичные причины поведения, которые не позволяют человеку стать состоятельным:



• Пусть малооплачиваемая, но зато стабильная работа

Человек с психологией бедняка, как правило, выбирает низкооплачиваемую, но стабильную работу. В госучреждениях. Потому что государство всегда обеспечит. А если пойти в коммерческую организацию, то есть риски остаться на улице через какое-то время.

Человек абсолютно не верит в свои силы и в то, что его опыт и знания будут востребованы. В итоге, так и происходит. Идет на нудную, скучную работу, перестает осваивать новое, закисает и становится никому не нужным. Вместо того, чтобы расти и развиваться.

• Боязнь перемен

Опять же, по причине остаться никому не нужным, человек с психологией бедняка боится перемен. Девиз – лучше иметь немного, чем рисковать и, возможно, потерять всё. Люди с психологией бедности никогда не откроют свой бизнес, не будут осваивать новые сегменты рынка, не пойдут получать второе высшее образование в 40 лет и ни за что не переедут в другой город в поисках новой жизни в 50.

• Низкая самооценка

Характерная черта людей с психологией бедности. Да и откуда взяться высокой самооценке, если человек не живет, а прозябает – серая неинтересная работа, которую еще и страшно потерять, отсутствие в жизни ярких впечатлений, перемены мест и обоснованных рисков. Именно тех факторов, которые заставляют уважать себя за труды и возможности.

Человек с психологией бедняка не понимает, что богатство и хорошие перспективы раскрываются перед людьми деятельными, не боящимися рисковать и начинать все сначала.

• Нежелание быть активным

Очевидно, что для того, чтобы добиться чего-то и получить хороший результат, необходимо постоянно в эту сторону прикладывать усилия. Например, рассматривать предложения об интересной и высокооплачиваемой работе с более широким кругом обязанностей по сравнению в предыдущим местом. И, таким образом, все время расти.

Человек с психологией бедности не желает и не умеет (потому что никогда и не пробовал) проявлять активность – боится искать новую работу, потому что считает уже заранее, что не справится, не подрабатывает, потому что уверен, что ничего не получится и денег все равно не будет. Человек пассивен, а потому и беден.

• Все должны

Человек с психологией бедняка убежден, что ему должны достойно платить. Просто потому, что он качественно выполняет свою работу. И зарплата у него должна быть такая, чтобы хватало и на быт, и на отдых, и на детей, и на себя. Забывая при этом, что он сам согласился на работу с низкой оплатой. И теперь пеняет на скупердяя-шефа.

Человек перекладывает ответственность с себя на других. Какой смысл двигаться, если от меня все равно ничего не зависит? Делай – не делай, а результат один – ничего не получу.

• Проще быть экономным

Бедняки тратят силы не на то, чтобы привлечь, а на то, чтобы удержать. Они тратят часы на посещение магазинов, сравнивая цены и делая покупки там, где дешевле. Они пишут и ходят в различные инстанции, добиваясь мизерного снижения оплаты за коммунальные услуги или одноразовой социальной помощи, которой едва ли хватает на один поход в магазин. Вместо того, чтобы эти же усилия эффективно потратить на заработок или поиск хорошей работы.

Присмотритесь к себе. Есть ли у вас хоть одно из перечисленных качеств?

_________________
Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.
Вернуться к началу
Спасибо Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов КОМПАС ЗДОРОВЬЯ -> Край Радуги Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 1 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
subGreen style by ktauber
Русская поддержка phpBB

  Медицинский форум КОМПАС ЗДОРОВЬЯ